Switch To English

Персоналии дела ЮКОСА

  • Дело ЮКОСА
  • Обвинение
  • Защита
  • Первый процесс
  • Второй процесс


  • Права человека в России
    Портал
    <Права человека в России> СОВЕСТЬ <br>Группа общественной поддержки Михаила Ходорковского
    СОВЕСТЬ - Группа общественной поддержки МБХ

    Дело Алексея Пичугина в ЖЖ
    Дело Алексея Пичугина в ЖЖ

    Новая газета
    Новая газета

    Эхо Москвы
    Радиостанция <Эхо Москвы>
    Грани.ру
    <Грани.ру>


    ЖЖ-сообщество Комитета поддержки Светланы Бахминой


    Вестник Civitas



    Наша кнопка Дело Алексея Пичугина

    Код:
     
    30 марта 2005 года. Пресс-конференция адвокатов Алексея Пичугина | 30 марта 2005

    Адвокат Георгий Каганер: 19 июня 2003 года Алексей Пичугин был вызван в Генеральную прокуратуру, где его допросили в качестве подозреваемого. После этого он был задержан. Я вступил в процесс 21 июня, когда ставился вопрос об избрании ему меры пресечения – заключение под стражу. Это было в Басманном суде.



    Мы адвокаты – ознакомились с материалами, которые были предоставлены Генеральной прокуратурой в суд. Вопреки требованиям закона там содержались одни только общие фразы, о том, что Пичугин причастен к сери и преступлений и поэтому Генеральная прокуратура просит дать санкцию на его арест. И такая санкция была дана. Никаких конкретных обвинений или указания на конкретные преступления, которые якобы совершал Пичугин, в материалах прокуратуры не было.

    Первое обвинение Пичугину было предъявлено в убийстве супругов Гориных. Мотив совершения этого преступления выражался в том, что Горин будучи недоволен тем, что Пичугин не устроил его на работу, сообщил ему, что если ты не устроишь меня на работу, то я сообщу в правоохранительные органы о твоей преступной деятельности. Якобы это так.

    На мой взгляд, мотив преступления абсолютно не доказан.

    14 июля, в понедельник, мы были вызваны на проведение следственных действий. С 9 часов утра до 5 вечера мы просидели со следователем, однако никаких следственных действий не проводилось и мы к своему подзащитному попасть не смогли. 15 июля мы пришли к нашему подзащитному. Когда пришли к нашему подзащитному, Пичугин сообщил, что в понедельник к нему приходили двое оперативных сотрудников ФСБ, разговаривали с ним, дали попить ему кофе, после этого он потерял сознание. Что дальше происходило, он не помнил. Показал нам руки, на руках мы увидели у него два следа от инъекций. На следующий день защита обратилась с заявлением по поводу проведения ему судебно-медицинского обследования, для того, чтобы определить какие это были сделаны уколы. Нам в этом было отказано. По этому же поводу и в ФСБ, и в Генеральную прокуратуру обращались несколько депутатов, но им было сказано, что никаких следственных действий с Пичугиным 14 июля не проводилось. Тогда что это было?

    Лишь спустя 10 дней, Пичугина вызвал врач, осмотрел, но естественно у него уже пропали эти следы. И они дали заключение о том, что следы инъекций не обнаружены. Никакого исследования крови или чего-либо другого не проводилось. Пичугин говорит, что до того, как он потерял сознание его пытались склонить, чтобы он дал показания на руководство компании ЮКОС. Он отказался.

    После этого, в августе Пичугину было предъявлено новое обвинение – к эпизоду с Гориными добавились эпизоды Колесова и Костиной. Когда я прокомментировал эти обвинения журналистов, я был вызван в прокуратуру, где с меня была взята подписка о неразглашении.

    В ходе предварительного следствия Пичугин отказался от дачи каких-либо показаний, воспользовался ст. 51 Конституции РФ и сказал, что все показания он будет давать в суде.

    В феврале 2004 года мы начали знакомиться с материалами уголовного дела. После ознакомления с материалами дела, наши предположения и сообщения Пичугина о том, что он преступлений никаких не совершал, перешли в убеждение и полную уверенность, так как в материалах уголовного дела никаких доказательств, которые давали бы основания придти к выводу о какой-либо причастности Пичугина к совершению преступлений, не имелось.

    Я хочу Вас заверить о том, что все доказательства вины Пичугина построены следствием исключительно на показаниях банды Коровникова.

    А кто такие Коровников и его банда? Коровников приговорен к пожизненному заключению, Попов получил 22 года лишения свободы, Кабанец получил 18 лет лишения свободы, Эрбес 15 лет лишения свободы. Вот эти все лица давали показания на данном процессе. Чтобы вы лучше понимали о чьих показаниях идет речь, нужно сказать, за что они были осуждены.

    Так вот: 13 октября 1998 года – изнасилование и убийство молодой девушки в Тамбове, 17 октября – изнасилование и убийство девушки, 30 октября изнасилование и убийство, 1 ноября изнасилование и убийство, февраль 1999 года — изнасилование и убийство, 7 февраля – убийство двух взрослых и нанесение множественных ножевых ранений двух детям, которые чудом остались живы. Это все сделала банда Коровникова.

    И есть еще один свидетель обвинения – это Смирнов, бывший сотрудник милиции, который осужден к 7 годам лишения свободы за хищении нефтепродуктов в составе организованной преступной группы. Вот эти свидетели, на которых ссылается представитель государственного обвинения.

    Представители государственного обвинения, почему-то, на минуточку забывают о том, что показания все эти лица, о которых я перечислил – Коровников, Кабанец, Попов, Эрбес и Смирнов начали давать показания только в 2003 году, когда они были доставлены в изолятор временного содержания в «Лефортово». До того никаких показаний против Пичугина они почему-то не давали.

    При этом нас на протяжении всего процесса лишали возможности довести до сведения присяжных, что из себя представляют эти свидетели, не давали проанализировать противоречия их показаний в суде и на предварительном следствии. Судья постоянно прерывала нас, утверждая, то это не относится к делу.

    Я хочу также напомнить, что по эпизоду с Костиной Коровников и вся эта бригада была осуждена за изготовление взрывного устройства и умышленное причинение повреждений имуществу, то есть двери. Вот за что они были осуждены. И самое главное, что эти лица еще на предварительном следствии говорили, что никто из них не пытался применить взрывное устройство, шел разговор о дымовой шашке, попугать. Это они давали такие показания в 2000 году, когда были осуждены в Тамбове. Они хотели по их собственным словам попугать этого человека.

    А Пичугина по тому эпизоду обвиняют в организации покушения. Но нам не дали возможности выяснить у этих свидетелей, почему они раньше давали одни показания, а впоследствии стали давать другие показания. Хотят причины, я думаю, всем очевидны и так.

    Хочу сказать, что судебные слушания сопровождались редким количеством нарушений.

    Мы заявляем ходатайство со ссылкой на закон, а судья говорит: «Не основано на законе».

    Я Вам хочу привести пример – в судебном заседании был допрошен депутат Государственной думы Кондауров. Кондаурову не дали ответить ни на один вопрос адвокатов.

    В отношении нас всех четверых адвокатов Пичугина в этом году ставился вопрос о лишении нас адвокатского статуса.

    За первой коллегией присяжных велась слежка. Судья сама в этом фактически призналась, когда спрашивала присяжных «почему вас видели в таком-то районе в такое-то время, хотя вы там не живете».

    Постоянно слежка была и за нами. Мы выходили из Московского городского суда, стоит автомашина и нас снимают на видеокамеру, у нас возле офиса постоянно стояла автомашина, «девятка», с ребятами. Понятно было откуда эти ребята.

    В общем, ни для кого не секрет, что дело сопровождалось ФСБ.

    В ходе судебных слушаний один из свидетелей обвинения давал откровенно ложные показания. С помощью свидетелей защиты и документов нами эти показания были опровергнуты в суде защитой. Однако, на следующий день видетель защиты был вызван на четырех часовой допрос в Генеральную прокуратуру и начались вопросы: «Что Вас просили адвокаты? Просили ли они Вас дать такие показания? А как Вы появились в процессе?». Вот как сопровождался процесс.

    Вопрос: Почему была распущена первая коллегия присяжных? Каганер: Я считаю, что первая присяжная коллегия была распущена потому что прокуратура и суд не были уверены в том, что будет вынесен обвинительный вердикт Пичугина. Только поэтому.

    Вопрос: Выступая на пресс-конференции, государственный обвинитель сказал, что факт убийства Гориных доказан результатами экспертиз.

    Адвокат Дмитрий Курепин: Выступая на пресс-конференции представитель государственного обвинения ничего нового не сказал. Я могу Вам со всей очевидностью заявить, что те утверждения, которые мы услышали от государственного обвинения – это вымысел, не соответствующий действительности.

    Дело в том, что на месте происшествия было обнаружено всего одно кровяное пятно, позволяющее набрать на марлевый тампон следы крови в достаточном количестве, чтобы пропитать марлевый тампон. Это действительно то пятно крови, которое находилось в гараже Гориных. Так вот любопытно, что эксперты, исследую материал из одного места, именно с этого кровяного пятна, целостной структурой которое обладало, приходили к различным выводам. У Горина группа крови – II, у Гориной, его супруги, также II группа крови. Так вот эксперт, делавший экспертизу в Тамбове, установил, что в этом пятне крови действительно содержится кровь человека, причем он точно установил, что это кровь мужчины, и по мнению эксперта существуют три возможных варианта – это кровь человека III группы крови, кровь человека IV группы крови и кровь человека I группы крови. Это выводы эксперта по итогам исследования. Так написано в экспертизе…

    При исследовании того же самого пятна в лаборатории ФСБ РФ, эксперт приходит к выводу, что кровь в этом пятне принадлежит женщине.

    А самое удивительное и самое любопытное происходит при исследовании вещества, которое следствие считает фрагментом головного мозга. Вещество головного мозга было изъято на гравиевой дорожке при подъезде в гараже во время второго осмотра места происшествия сотрудниками тамбовской прокуратуры. Приведу цитату из протокола осмотра, после того как было изъято это вещество: «Изъято вещество, предположительно вещество головного мозга, серого цвета, изъято с гравиевой дорожки, помещено в черный пластиковый пакет, опечатано, подписано подписями понятых». Далее цитата из заключения экспертов: "При вскрытии пакета с надписью «Масса серого цвета, предположительно вещество головного мозга» обнаружен фрагмент биологической ткани серого цвета, тестообразной формы… тестоватого вида… ". Далее эксперт исследует это вещество и приходит к выводу, что данное вещество, действительно, является веществом головного мозга, произошедшее от человека с IV группой крови. Напомню: группа крови Сергея Горина и Ольги Гориной  II.

    А самое любопытное, когда на экспертизу в войсковую часть ФСБ РФ поступает пакет с надписью «Вещество головного мозга», мы читаем, что обнаруживает эксперт при вскрытии этого пакета… У меня нет претензий к эксперту, я сразу же скажу, я объясню – эксперт исследует то, что поступило. Так вот при вскрытии этого конверта с надписью «Вещество головного мозга» был обнаружен камень серого цвета, и эксперты, один биолог, а другой медик пишут «Камень серого цвета». Спутать биологическую ткань с камнем ни один эксперт никогда не спутает. Тем более специалист, медик. Исследуя этот камень серого цвета, эксперты лаборатории ФСБ приходят к выводу, что это мозговое вещество. Причем они не исследуют камень на предмет цитологии и гистологии, то есть они не исследуют тканевую принадлежность вообще. Руководствуются только биркой, которая написана на пакете. А на пакете написано: «Вещество головного мозга» и делается вывод, что «вещество головного мозга принадлежит Горину» со II группой крови. Вот цена заявления прокуратуры о том, что существуют неоспоримые доказательства.

    Исследовав в процессе те экспертизы, которые были представлены стороной обвинения как доказательства и на которых они строили свое обвинение, судья лишила защиту возможности приводить доводы по этим экспертизам. Присяжным были предъявлены эти экспертизы. Озвучены непосредственно в судебном процессе содержания этих экспертиз, но говорить о них в судебном заседании, в прениях, судья не дала. Я иначе как давление на защиту это не воспринимаю!

    Вопрос: Прокурор Кашаев заявил, что в деле Пичугина упоминается и фамилия Ходорковского.

    Георгий Каганер:
    В деле есть показания Смирнова. На предварительном следствии Смирнов говорил: «Со слов Горина мне известно, что он ездил к отцу Ходорковского». Точка! А потом, когда он оказался в следственном изоляторе ФСБ, он начал давать другие показания и говорить: «Я вместе с Гориным ездил к отцу Ходорковского». Точка. «Горин разговаривал с отцом Ходорквоского, когда вышел, был доволен. О чем он говорил с отцом Ходорковского, он мне не сообщал». А представители прокуратуры утверждают, что Горин рассказывал отцу Ходорковского о том, что он совершает преступления, что он требует денег… Откуда представители государственного обвинения взяли это? Я Вам цитирую дословно то, что говорил Смирнов…

    И все показания свидетелей у них идут со слов Горина. «Со слов Горина, со слов Горина, со слов Горина… Пичугин со слов Горина… другие со слов Горина…». Такое впечатление, что Горин о совершенных преступлениях рассказывал всему Тамбову. Тогда возникает вопрос: «Что делали представители правоохранительных органов? ФСБ? За что они получают деньги налогоплательщиков?». Если весь Тамбов знает о совершенных преступлениях, а они ничего не знают?

    Вопрос: Но преступления все-таки были совершены, Гориных действительно нет и они скорее всего убиты.

    Георгий Каганер:
    Мы ведь не оспаривали факт совершения преступления. В нашу задачу не входило доказывать – живы Горины или не живы Горины… В нашу задачу входило доказать, что Пичугин никакого отношения к тому, что произошло 20 ноября 2002 года. В нашу задачу входило не доказывать что преступление в отношении Костиной и Колесова не было, а доказать непричастность Пичугина… А доказательств Пичугина в деле нет. Вы читали речь представителя государственного обвинения? Там только единственное правильно: «Уважаемые присяжные заседатели!». Вы где-нибудь прочли в этой речи анализ доказательств? Нет ни анализа, ни доказательств.

    Вопрос: Каковы дальнейшие действия защиты?

    Адвокат Ксения Костромина: Мы, безусловно, подадим кассационную жалобу на приговор в Верховный суд Российской Федерации. Мы также считаем, что у нас есть все основания, чтобы обратиться в Европейский суд по правам человека с дополнительной жалобой, поскольку у нас уже зарегистрирована жалоба в Европейском суде, и в дополнительной жалобе обосновывать нарушения в отношении Пичугина права на справедливое судебной разбирательство. Основания для обращения в Европейский суд я поясню на простом примере. Дело Пичугина слушалось в закрытом судебном заседании, это известно. Суд мотивировал это тем, что дело поступило в суд с грифом «секретно» и на этом основании суд принял постановление, что дело будет рассматриваться в закрытом судебном заседании. Мы неоднократно заявляли ходатайство о том, что дело должно рассматриваться в открытом судебном заседании и в том случае, если представители государственного обвинения захотят исследовать документы с грифом «секретно», суд имеет право закрыть судебное заседание на это время.

    И эта наша позиция нашла свое полное подтверждение в Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 25 января 2005 года. Я Вам процитирую один пункт Резолюции: « Парламентская Ассамблея Совета Европы требует от соответствующих официальных лиц гарантировать, чтобы судебные слушания по делу г-на Пичугина проходили в закрытом режиме только в той части, которая непосредственно касается информации, необходимой к засекречиванию по закону, принимая во внимание важность, предписываемую принципу Европейской Конвенции по Правам Человека об открытости судебных слушаний». Однако ни одно из наших ходатайств о том, чтобы дело слушалось в открытом судебном заседании, удовлетворено не было. Без приведения каких-либо доводов. Единственный довод суда: «Гриф „секретно“ на деле есть, дело будет слушаться в закрытом судебном заседании». И я напоминаю, что ни одного документа с грифом «секретно» в нашем судебном заседании исследовано не было. А дело, тем не менее, было рассмотрено в закрытом судебном заседании, чем совершенно очевидно было нарушено право Пичугина на справедливое судебное разбирательство, пуб-лич-но-е!, на которое мог бы попасть любой человек, который заинтересовался этим уголовным делом.

    Еще один момент очень интересный, что гриф «секретно» на материалах уголовного дела появился только в тот момент, когда дело было передано из Генеральной прокуратуры в Московский городской суд для рассмотрения по существу. Когда мы ознакомились с материалами уголовного дела в Генеральной прокуратуре, никакого грифа «секретно» на материалах уголовного дела не было, и ни у одного из адвокатов, участвовавших в тот момент по делу, не была отобрана подписка о неразглашении данных, составляющих государственную тайну. Наша позиция, которую мы уже неоднократно озвучивали, состоит в том, что никаких данных, содержащих государственную тайну, в деле Пичугина нет. Совершенно очевидно для чего был присвоен делу гриф «секретно». Гриф «секретно» был присвоен для того, чтобы никто не мог попасть в зал судебного заседания и собственными глазами, что там происходит и какие доказательства предъявляются для того, чтобы доказать виновность и причастность Пичугина к тем преступлениям, в которых он обвинялся.

    Вопрос: Значит Ваше обращение в Европейский суд будет после Верховного суда?

    Ксения Костромина: По самому регламенту Европейского суда мы можем туда обращаться после того как решение вступит в законную силу, то есть мы должны исчерпать все внутригосударственные средства защиты. У нас есть 10 дней на то, чтобы подать кассационную жалобу, когда ее Верховный суд назначит к рассмотрению, мы, безусловно, сказать не можем.

    Вопрос: Гособвинитель сказал, что шансов нет на какое-то обжалование, поскольку это был суд с участием присяжных, которые вынесли приговор обвинительный. Как видите Вы шансы при обжаловании?

    Дмитрий Курепин: Защита считает, что шансы на обжалование данного вердикта высоки. Процессуальных нарушений в процессе было достаточно для того, чтобы обжаловать данный вердикт. После ознакомления с протоколом судебного заседания после 6 апреля мы подадим развернутую жалобу в Кассационную палату Верховного суда, которая будет рассматривать данные вопросы. Какие именно процессуальные вопросы я думаю, коллеги мои согласятся, сейчас мы не будем разглашать, потому что протокол еще находится в руках судьи и его еще можно исправить.

    Нарушения имеются и в большом количестве. Основное нарушение, это отсутствие равенства сторон. Стороны в процессе были далеко не равны. Отсюда секретность, отсюда все другие последствия, которые произошли в данном процессе.

    Георгий Каганер: Если исходить из принципа главенства закона, то у нас стопроцентные шансы на успех. А если считать, что решение по делу Пичугина было принято без учета суда и без учета материалов дела, то тогда извините… Вы на этот вопрос и сами так ответите, что нет. Но делать мы это будем, чего бы нам ни стало.

    Даже если бы Пичугин по этим материалам дела признавал себя виновным, защита бы ставила вопрос о самооговоре. Потому что в материалах уголовного дела нет доказательств, которые бы подтверждали его причастность к совершенным преступлениям.


  • Радио Свобода: Кто помилует Пичугина?
  • 14 лет за решеткой без справедливого суда. Что постановил Страсбург по делу Пичугина
  • Теперь и в Facebook

  • Вышло в свет второе издание книги «Алексей Пичугин – пути и перепутья (биографический очерк)»
  •         


  • Пичугин ни на что не жалуется
  • Игорь Сутягин о давлении на Алексея Пичугина: «Следователи подмешали ему какой-то наркотик»
  • Внимание! Еще раз о посылках и бандеролях на имя Алексея Пичугина
  • Дело Алексея Пичугина в Европейском суде по правам человека
  • Книги репортажей Веры Васильевой о судах над Алексеем Пичугиным. Расследование Валерия Ширяева «Суд мести»
  • Леонид Невзлин о деле «ЮКОСа» в интервью «Эху Москвы». Книга «Без свидетелей?» Дело Невзлина: список подлогов
  •  
     
    Ссылки