Switch To English

Персоналии дела ЮКОСА

  • Дело ЮКОСА
  • Обвинение
  • Защита
  • Первый процесс
  • Второй процесс


  • Права человека в России
    Портал
    <Права человека в России> СОВЕСТЬ <br>Группа общественной поддержки Михаила Ходорковского
    СОВЕСТЬ - Группа общественной поддержки МБХ

    Дело Алексея Пичугина в ЖЖ
    Дело Алексея Пичугина в ЖЖ

    Новая газета
    Новая газета

    Эхо Москвы
    Радиостанция <Эхо Москвы>
    Грани.ру
    <Грани.ру>


    ЖЖ-сообщество Комитета поддержки Светланы Бахминой


    Вестник Civitas



    Наша кнопка Дело Алексея Пичугина

    Код:
     
    Сергей Пашин об институте присяжных | 18 января 2004


    Сергей ПашинСудья Московского городского суда в отставке: "По закону присяжные должны включаться в основной список на четыре года по жребию, на основе случайной выборки.


    На деле – во многих случаях их кандидатуры фактически проходят предварительную проверку. Из списков заседателей исключаются люди, по тем или иным критериям не удовлетворяющие правоохранительные органы.

    Кроме того, когда присяжные вызываются на разбирательство конкретного дела, выясняется, что сторона защиты получает всего лишь список с их фамилиями-именами-отчествами. Она не может убедиться в правомерности формирования этого списка. В том, например, что в нем нет людей в штатском, представляющих ФСБ. При этом стороны, участвующие в процессе, сами при отборе присутствовать не могут, и им неведомо, по жребию ли отбирали присяжных".


    Сергей Анатольевич, в чем все же виноваты присяжные, если их можно так запросто собирать, распускать, снова собирать?


    Сергей Пашин: Они виноваты прежде всего в том, что думают. И думают, к сожалению, иначе, чем дознаватели, следователи, судьи, прокуроры… Ни для кого не секрет, что многие наши судьи до сих пор не избавились от атавизма сталинских времен.


    Вы считаете, что в судебных процессах судьи, вынося решения о замене присяжных, руководствовались не буквой закона?


    Сергей Пашин: Формально – буквой закона. На деле – издевательством над ней. В итоге присяжные становятся игрушками в руках прокуратуры и преданных прокуратуре судей. В том же процессе по делу Сутягина были весьма шаткими основания менять состав коллегии присяжных. Зато, как позже выяснилось, была причина. Адвокат подсудимого Борис Кузнецов обнаружил, что в новом составе присяжных оказался сотрудник спецслужб. И тот, что называется, поработал с коллегами. В итоге ученого осудили.


    Не исключаю, что в новый состав присяжных по делу Пичугина (а распустить первый состав, к слову, тоже не было разумных оснований) может опять-таки быть внедрен секретный сотрудник.


    Но с какого момента начинаются манипуляции с присяжными в судебном процессе?


    Сергей Пашин: Да с самого начала – с момента отбора. По закону присяжные должны включаться в основной список на четыре года по жребию, на основе случайной выборки.


    На деле – во многих случаях их кандидатуры фактически проходят предварительную проверку. Из списков заседателей исключаются люди, по тем или иным критериям не удовлетворяющие правоохранительные органы.


    Кроме того, когда присяжные вызываются на разбирательство конкретного дела, выясняется, что сторона защиты получает всего лишь список с их фамилиями-именами-отчествами. Она не может убедиться в правомерности формирования этого списка. В том, например, что в нем нет людей в штатском, представляющих ФСБ. При этом стороны, участвующие в процессе, сами при отборе присутствовать не могут, и им неведомо, по жребию ли отбирали присяжных.


    Используется и такой манипуляторский прием, как невключение в вопросный лист вопросов, которые должны стоять перед присяжными заседателями в судебном процессе. В том же процессе по делу Сутягина судья уклонился от постановки важнейшего вопроса: составляют ли сведения, которые подсудимый передал иностранцам, государственную тайну? В итоге присяжные, признавая человека виновным, действовали вслепую. Ведь если они не проверили, относятся ли сведения к гостайне, то о какой виновности можно говорить?


    Судья профессионал в своем деле. Присяжные любители, говоря спортивным языком. Он ведет процесс с учетом их юридической подготовки.


    Сергей Пашин: И потому как раз обязанность судьи – представить присяжным все обстоятельства по делу в полном объеме. А что, в США, в Великобритании, в Австралии в присяжные подбираются какие-то особо одаренные люди? Нет, конечно. Зато в западных странах действует железное правило – дело, попавшее на рассмотрение данного состава присяжных, не может быть у них изъято ни под каким предлогом. А у нас, если суд присяжных может вынести оправдательный вердикт, стремятся распустить этих присяжных, хотя проблема-то не в них: уровень предварительного следствия низок, да и государственные обвинители подготовлены к честному состязанию не лучшим образом.


    Там же действует и другое правило: считается, что человека нельзя судить дважды: если он был оправдан судом присяжных, прокуратура не вправе протестовать.


    Сергей Пашин: Это так. Но, как правило, правосознание наших судей и прокуроров исходит из другой максимы: «Человека нельзя недосудить». Я знаю случаи, когда оправдательные приговоры отменялись по формальным основаниям дважды и трижды, и на местах этот крестный путь в конце концов завершался обвинительным приговором.


    Суд с участием присяжных всегда проходит в открытом режиме. А у нас суд над тем же Пичугиным закрыли от общества. В других странах подобные процессы проходят громко или по крайней мере гласно.


    Сергей Пашин: Тоже немудрено. На Западе участие общественности, участие прессы – это часть нормального, правильного гласного правосудия. В залах суда отведены специальные места для прессы. Увы, мы живем в другом государстве. Судебная система – часть этой государственной машины. Наши судебные деятели додумались даже до засекречивания приговоров и вынуждены подчиняться ей.


    Налицо печальная опасная тенденция – российская судебная система пожирает суд присяжных. Этот суд оставался для несправедливо обвиненных граждан спасительной возможностью защитить свои права в суде, а для органов уголовного преследования площадкой диалога с гражданским обществом на языке права. Нас хотят лишить и этих минимальных перспектив.


    «Русский курьер», 18 января 2004 года


    Сергей Пашин для «Газета.ru»: «В нашей судебной системе сложилась практика обмана присяжных»


    Сергей Пашин для газеты «Московские новости»: «Обвинение обошлось без доказательств»


  • Радио Свобода: Кто помилует Пичугина?
  • 14 лет за решеткой без справедливого суда. Что постановил Страсбург по делу Пичугина
  • Теперь и в Facebook

  • Вышло в свет второе издание книги «Алексей Пичугин – пути и перепутья (биографический очерк)»
  •         


  • Пичугин ни на что не жалуется
  • Игорь Сутягин о давлении на Алексея Пичугина: «Следователи подмешали ему какой-то наркотик»
  • Внимание! Еще раз о посылках и бандеролях на имя Алексея Пичугина
  • Дело Алексея Пичугина в Европейском суде по правам человека
  • Книги репортажей Веры Васильевой о судах над Алексеем Пичугиным. Расследование Валерия Ширяева «Суд мести»
  • Леонид Невзлин о деле «ЮКОСа» в интервью «Эху Москвы». Книга «Без свидетелей?» Дело Невзлина: список подлогов
  •  
     
    Ссылки